Криминальная Россия
Главная arrow Убийства arrow Эмигрировать мертвым
Эмигрировать мертвым
07.01.2013 г.
Эмигрировать мертвымТело Ивана Федотовича по настоянию Ирины кремировали, и она увезла урну с прахом к себе на новую родину в Америку.

Закончив убирать последние вагоны, проводницы Мария и Оксана сложили свой нехитрый инструмент в кладовку, и поспешили на электричку. Их поезд в сторону Фастова уходил с платформы Караваевы Дачи через десять минут и женщины, чтобы сократить расстояние, пошли через территорию вагонного парка вдоль стоящих на отстое пассажирских составов. Переходя через канаву, по дну которой тек неширокий мутный ручей, одна из женщин заметила под сводом бетонной трубы наполовину засыпанную мусором объемистую клетчатую сумку из пропилена. Спустившись на дно канавы, они вытащили тяжелую сумку из-под мусора и открыли молнию. В сумке лежало мертвое тело мужчины. Как говорится: "Одно дело туризм, другое дело эмиграция".

Прибывшая на место оперативная группа извлекла из сумки тело мужчины. Рост его составлял сто шестьдесят восемь сантиметров. Он был одет в шерстяные спортивные брюки и серый свитер. Наряд завершали черные трикотажные носки. Обуви на ногах мужчины не было. На вид ему было около шестидесяти пяти лет. На голове мужчины с левой стороны просматривалась обширная ссадина от удара тупым предметом. По предварительному заключению врача причиной смерти явилось внутричерепное кровоизлияние, наступившее в результате пролома черепа в левой височной части головы. Смерть наступила около двадцати часов назад. Очевидно, мужчину убили где то в другом месте и лишь потом мертвое тело бросили в канаву. Документов у пострадавшего не было. Выполнив необходимые в таких случаях формальности, оперативники уехали в отделение, оставив дежурного милиционера дожидаться машины для отправки тела в морг.

Съездив несколько раз за товаром в Турцию и поняв, что этот каторжный труд дает слишком мизерную отдачу. Сделать официальную регистрацию в Москве ей показалось мало. Ирина решила уехать работать в Грецию. Официально греческая сторона эмиграцию не приветствовала и приток рабочей силы из-за рубежа не поощряла. Однако эмиграционные власти этой страны сквозь пальцы смотрели на молодых девушек и женщин, которые отставали от туристических групп и оставались работать на положении нелегалов, пополняя ряды официанток, посудомоек и прислуги в богатых частных домах. Особым спросом на рынке этих услуг пользовались славянские женщины. Уловив эти нюансы, полулегальные туристические фирмы Украины стали предлагать за определенную плату трудоустройство в Греции, извлекая из этого бизнеса приличную прибыль. Желающих уехать было много. Заработав три-четыре тысячи долларов и заплатив незначительный штраф за нарушение паспортного режима, большинство из уехавших через год-полтора возвращались назад. Наиболее стойкие через три-четыре года получали в Греции вид на жительство и становились законными гражданами этой страны.

Первый год после эмиграции Ирине пришлось особенно тяжело. Не зная языка и не имея на руках документов, она за гроши работала посудомойкой в ресторане в пригороде Афин. К весне освоившись и немного выучив язык, Ирина переехала на острова, где ей посчастливилось занять место официантки в баре. Работа ей нравилась и хозяин бара Георгий Сарандаки платил хорошо. Единственным неприятным моментом были сексуальные домогательства хозяина бара. Со своей худосочной и болезненной женой они давно уже спали в отдельных спальнях и весь нерастраченный любовный пыл толстый грек Сарандаки пытался излить на свою белокурую работницу. Ирина отчаянно сопротивлялась. Спасение пришло к Ирине в лице американца, живущего в отеле на берегу. Он часто заглядывал в их бар пропустить порцию виски с содовой.

Пятидесятилетний Фил Адамс год назад потерял в автомобильной катастрофе жену и дочь и остался на этом свете совсем один. Работа, деньги, положение в обществе со смертью жены и дочери утратили для него всякий смысл. Чтобы немного развеяться, он оставил все дела и предпринял длительное путешествие по Европе. Белокурая Ирина очень напоминала ему одновременно и дочь и жену. Старше дочери, но младше жены она как бы соединяла в себе любимые черты утраченных женщин и Фил решил, что Ирина должна быть с ним.

Фил не думал, кем будет ему Ирина: дочерью, женой или содержанкой. Он просто пригласил ее с собой, надеясь, что судьба сама расставит все по своим местам. Подумав два дня Ирина согласилась. Грек Сарандаки отъездом Ирины был несколько обескуражен, тем не менее на прощание он подарил ей кольцо с бриллиантом.

В Европе Фил Адамс с Ириной пробыли два месяца. За это время они посетили Рим, Брюссель, Париж. В Каннах, куда Фил привез Ирину к своим друзьям, они официально стали мужем и женой. По приезду в Америку Ирина с разрешения Фила послала в Киев своему отцу вызов на переезд в Штаты.

Иван Федотович Москаленко жил один в двухкомнатной квартире на Железнодорожной улице в районе вагонного парка. Скучая в одиночестве, он приглашал иногда к себе в гости на рюмку водки соседа со второго этажа Костю Булаха. Работая на шахте в Макеевке, Костя попал в завал и трое суток пролежал в темноте заваленный горной породой. Его откопали живым, но кисть левой руки пришлось ампутировать. Год назад вернулся он в Киев и жил в квартире, которую оставила ему покойная мать. Статус пенсионеров нивелировал разницу в возрасте, и они подружились, помогая друг другу решать возникающие бытовые проблемы. Раз в три дня Костя сутки дежурил на автостоянке, расположенной на соседней улице, и тогда Иван Федотович приносил ему в дежурку горячий обед. Иван Федотович, как и Костя, был человеком открытыми и они знали о жизни друг друга почти все.

От Ирины уже три месяца не было никаких вестей, и Иван Федотович начал беспокоиться. Вечерами, сидя с Костей за рюмкой водки, он строил планы, как поехать в Грецию повидаться с дочерью. Потом была красочная открытка из Канн, в которой Ирина сообщала что ей удалось успешно эмигрировать, она вышла замуж и что теперь она уже не Ирина Москаленко а мисс Ирина Адамс. От счастья Иван Федотович был на седьмом небе и весь вечер они с Костей пили за здоровье и счастье молодых.

Через год из далекого Нью-Орлеана от Ирины пришло письмо, в котором она звала отца к себе. К письму был приложен официальный вызов на постоянное жительство в Штатах и перевод на полторы тысячи долларов для оформления выездных документов. Старик от счастья долго не мог сообразить, что же ему делать и Косте пришлось все заботы взять на себя. Вдвоем ездили они в ОВИР получать Ивану Федотовичу заграничный паспорт, вдвоем выстаивали в очереди у посольства Соединенных Штатов, оформляя выездную визу. Сложнее было с продажей квартиры. По простоте душевной Иван Федотович до сих пор квартиру не приватизировал, считая, что с этим всегда успеется. Энергичный Костя, ускорив, где нужно, процедуру приватизации с помощью зеленых бумажек с портретами американских президентов, решил эту проблему в течение двух недель. Еще две недели ушло на продажу квартиры. Квартиру он продал вместе с мебелью. Новые хозяева, муж и жена Белоцерковские из Ворзеля, согласились на передачу ключей от квартиры в день вылета Ивана Федотовича в Нью-Йорк. Билеты на Нью-Йорк были куплены заботливым Костей на 18 июля.

Семнадцатого июля Иван Федотович пригласил ближайших соседей на прощальный ужин. Косте в этот вечер нужно было заступать на дежурство, и он ушел из-за стола в половине шестого вечера, предварительно договорившись с Иваном Федотовичем, что завтра он отпросится с работы и обязательно проводит его в аэропорт. Соседи разошлись в половине одиннадцатого. Иван Федотович помыл посуду и прилег на диван посмотреть телевизор. Небольшой чемодан с вещами и сумка с документами и деньгами стояли у двери в комнате.

Когда Костя пришел на автостоянку там, кроме дежурных находилось еще трое парней. Двоих из них Толяна и Бориса Костя знал. Великовозрастные бездельники жили в соседнем доме и частенько ошивались на стоянке. Третьего парня Костя видел впервые. Компания пила водку, и Костя тоже присел за стол. Когда подошел напарник Кости дядя Вася, все уже были навеселе. Водка кончилась, и незнакомый парень вызвался сходить в соседний магазин. От выпитого спиртного Косте стало грустно. Уезжал его сосед, к которому он успел привязаться как к родному отцу. От избытка чувств ему хотелось поделиться с кем-то своей грустью, и он начал рассказывать сидящим за столом историю своего соседа из квартиры 23. Толян и Борис внимательно слушали.

Как и было договорено, новые хозяева квартиры приехали на Железнодорожную улицу восемнадцатого июля к девяти часам утра. Однако на их настойчивый звонок дверь никто не открывал. Белоцерковские спустились во двор и присев на скамейку стали ожидать возвращения Ивана Федотовича. К десяти часам подошел с работы Константин, и они вместе поднялись на третий этаж. Квартира номер двадцать три по-прежнему безмолвствовала. Почувствовав неладное, Костя сбегал в ЖЭК, откуда вернулся с участковым милиционером. Пригласили соседей и взломали входную дверь. В квартире никого не было. На месте не оказалось также чемодана и сумки Ивана Федотовича. Решив, что бывший хозяин квартиры уже уехал в аэропорт, участковый ушел к себе, а Белоцерковские принялись менять замки на входной двери. Костя курил на лестничной площадке и терялся в догадках, пытаясь понять, почему Иван Федотович уехал в аэропорт без него. В одиннадцать часов он решил поехать в аэропорт.

Посадку на рейс еще не объявляли, и Костя бродил по зданию аэропорта пытаясь разыскать в толпе пассажиров и провожающих Ивана Федотовича. Трижды громкоговорители разнесли по залу ожидания объявление: "Гражданин Москаленко Иван Федотович! Вас ожидают у справочного бюро. " Однако Ивана Федотовича нигде не было. Объявили посадку на рейс и Костя целый час простоял у стойки восемнадцать, ожидая появления своего бывшего соседа. Иван Федотович на посадку не пришел.

В город Костя вернулся, когда на часах было шесть часов вечера. В квартире двадцать три Белоцерковские уже поменяли замки и заканчивали уборку в комнатах. Старый хозяин в квартире не объявлялся. Кабинет участкового в ЖЭКе был закрыт и Костя поехал в райотдел. Там уже было известно о находке мертвого тела в районе вагонного парка и Константина повезли в морг на опознание. В морге его стошнило и, зажав рот рукой, он выскочил на улицу. В обнаженном мертвом человеке, лежащем на высокой металлической каталке, он узнал своего соседа Ивана Федотовича.

На допросе у следователя Костя подробно рассказывал обо всех событиях, происшедших вчера и сегодня. Единственное о чем он умолчал, так это о выпивке в дежурке на автостоянке. Выпивка на дежурстве была грубейшим нарушением правил внутреннего распорядка и за это полагалось увольнение с работы. Подводить своих напарников Константину не хотелось и про выпивку, но промолчал. Закончив допрос, следователь дал Косте прочитать протокол и попросил расписаться на каждой странице документа. Выйдя из отделения, Константин еще раз начал восстанавливать в памяти события прошлого дня. Он вспомнил прощальный обед у Ивана Федотовича, вспомнил соседей, пришедших пожелать ему счастливой дороги, вспомнил он и то, с каким вниманием слушали его Толян и Борис, когда изливал он в дежурке свою грусть об отъезжающем соседе. Об этих парнях в их районе ходило много разных слухов. Говорили, что они могли отобрать деньги у зазевавшегося школьника, выдернуть в темном подъезде сумочку из рук женщины, раздеть на улице пьяного. Вспоминая подробности своего полупьяного лепета, он вдруг осознал, что дал прямую наводку Толяну и его дружкам на квартиру Ивана Федотовича. Когда Константин вернулся в райотдел, следователь еще сидел у себя в кабинете.

Толяна взяли той же ночью. В ходе обыска за сливным бачком унитаза была обнаружена пачка долларов, происхождение которой ни Толян, ни его родители пояснить не смогли. Борис в эту ночь дома не ночевал. Его задержали на квартире сожительницы, адрес которой сообщил сотрудникам милиции Толян. В кармане кожаной куртки Бориса также была обнаружено около трех тысяч долларов США в купюрах по 100 $. Днем в Обухове был задержан и третий участник - двоюродный брат Бориса. Вечером того же дня все трое давали показания.

Прихватив небольшой обрезок трубы, случайно замеченный ими у забора автостоянки, они направились в сторону дома, где жил старик, улетающий в Америку. План завладения долларами старика возник в голове Толяна еще за столом, когда однорукий сторож рассказывал историю своего соседа из двадцать третьей квартиры. По дороге к дому они уточнили только некоторые детали. Поднявшись на третий этаж, они позвонили в дверь. На вопрос старика кто там, Толян ответил, что они принесли записку от Кости. Когда старик открыл дверь, Толян ударил его трубой по голове. Старик молча рухнул на пол, а приятели зашли в квартиру. Найденные в сумке доллары тут же поделили на троих. Загранпаспорт и авиабилет, оформленный в виде яркого рекламного буклета, Толян спрятал в карман. Когда поняли, что старик мертв, хотели просто уйти, захлопнув двери. Однако Толян решил, что если надежно спрятать тело и вещи старика, то соседи подумают, что он просто с утра, не попрощавшись, уехал в аэропорт. Родных у старика здесь нет и искать его никто не будет. Тело запихали в большую сумку, найденную в кладовке. Чемодан и небольшую сумку выбросили в мусорный контейнер, стоящий у подъезда, а большую сумку понесли в сторону вагонного парка и оставили тело в бетонном коллекторе. Вернувшись к своему дому, они выкурили по сигарете, и пошли спать.

Тело Ивана Федотовича по настоянию Ирины кремировали, и она увезла урну с прахом к себе на новую родину в Америку. Вот как эмигрировать мертвым удалось Ивану Федотовичу.

 
« Пред.   След. »


Статистика

Rambler's Top100