Криминальная Россия
Главная
Расследование убийства
19.11.2012 г.
foto503.jpgВ дверь позвонили, и Любовь Дмитриевна пошла открывать. На пороге стояли две женщины с сумками в руках. Они представились сотрудниками благотворительного фонда и предъявили удостоверения в красных обложках. Любовь Дмитриевна пригласила их в квартиру. Расположившись за столом в комнате, одна из них достала папку с бумагами и вписала в ведомость паспортные данные и фамилию Любовь Дмитриевны.

Другая с улыбкой извлекла из сумки две банки сгущенного молока и пакет с гречневой крупой. Все это они вручили хозяйке, попросив ее расписаться в ведомости.  Благодарная Любовь Дмитриевна накрыла стол скатертью и поставила чай с вишневым вареньем. Женщины пили чай и расспрашивали хозяйку о пенсионерах, живущих в доме. Попрощавшись и пригласив Любовь Дмитриевну на тринадцатое число на летнюю площадку во дворе соседнего дома, где будут раздавать продуктовые пайки, женщины, позвонили в соседнюю дверь. Любовь Дмитриевна вернулась на кухню и подошла к календарю, висевшему над столом. На отрывном календаре было третье июня. Перелистав десять листочков, Любовь Дмитриевна записала сбоку от цифры тринадцать: "В десять раздача продуктов на летней площадке".

В этой пятиэтажке когда-то поселились передовики производства завод "Прогресс". Здесь передовики растили детей, здесь они потихоньку старились и превращались в пенсионеров. Тут подрастали внуки. Подрастая, дети и внуки уходили в большой мир, оставляя стариков доживать в одиночестве свои дни в этом тихом районе пятиэтажек, построенных еще во времена Хрущева. Многих из них уже развезли по тихим кладбищам на окраинах города. Оставшиеся продолжали жить. Они знали о соседях по подъезду все, или почти все. Поэтому, когда Иван Захарович из двадцать четвертой квартиры на втором этаже перестал выходить в магазин, соседи по площадке забеспокоились.

Бывший начальник отдела кадров завода, Иван Захарович Брыкун жил в двухкомнатной квартире с женой Тамарой Михайловной, которая после перенесенного инсульта уже пол года не вставала с постели. Детей у них не было и домашнее хозяйство Иван Захарович вел один. Их пенсии едва хватало на молоко и хлеб, но Тамара Михайловна еще с молодости, когда водились деньги, любила покупать золотые вещи. И теперь Иван Захарович раз в месяц брал из резной шкатулки то цепочку с кулоном, то колечко с камешком и относил все это знакомому ювелиру. Каждое утро он выходил в соседний магазин за продуктами, а по вечерам, когда его жена засыпала, позволял себе сыграть партию другую в шахматы на скамеечке у подъезда с такими же пенсионерами, как сам. Но это случалось не часто. Больная жена требовала ухода и Иван Захарович преданно находился у ее кровати.

Первой встревожилась соседка по лестничной площадке Любовь Дмитриевна Сапура. Тринадцатого числа Любовь Дмитриевна до часу дня вместе с соседями-пенсионерами ждали на летней площадке милых женщин из благотворительного фонда. Вернувшись, домой с пустыми руками, прислушиваясь, она к шагам на лестнице, она ожидала, что вот стукнет дверь и ее сосед пойдет в магазин. Однако двери квартиры номер двадцать четыре не открывались. Сосед из квартиры не выходил. Четырнадцатого числа его тоже не было.

Пятнадцатого числа в десять часов утра она решила позвонить к соседям в двадцать четвертую квартиру по телефону. Телефон молчал. Тогда она стала звонить к ним в дверь. На звонки никто не отвечал. Взволнованная Любовь Дмитриевна позвонила к соседке напротив и вдвоем они вызвали участкового милиционера.

Старший лейтенант попросил Любовь Дмитриевну и соседку из квартиры напротив быть понятыми и взломал дверь в квартиру номер двадцать четыре. Хозяин квартиры, Иван Захарович Брыкун, лежал на полу в большой комнате между столом и шкафом. Его седая голова была разбита в нескольких местах и на паркетном полу растеклась лужица крови. Тамара Михайловна тоже была мертва. В квартире все было перевернуто. Книги из книжного шкафа валялись на полу. Ящики серванта и письменного стола были выдвинуты. На полу грудами лежала одежда и постельное белье из шкафа и комода. В комнате плавал сладковато-приторный запах разлагающейся человеческой плоти. Любовь Дмитриевна побледнела и быстро вышла на лестничную площадку. Ее тошнило. Соседка смотрела на трупы спокойно. Она всю жизнь проработала медицинской сестрой и к виду покойников привыкла. Участковый позвонил в райотдел милиции и вызвал оперативную группу.

По заключению эксперта смерть гражданина Брыкуна Ивана Захаровича наступила сорок - пятьдесят часов назад. Причиной смерти, по всей видимости, явилась обширная черепно-мозговая травма, полученная в результате многочисленных ударов по голове тупым тяжелым предметом. На теле лежащей в постели гражданки Брыкун Тамары Михайловны видимых повреждений обнаружено не было. По предварительному заключению врача смерть наступила в результате сердечной недостаточности, практически одновременно со смертью ее мужа. Отпечатков пальцев на мебели и вещах, находившихся в квартире не обнаружено. Из носильных вещей преступники ничего не взяли. Стоял на месте телевизор "Панасоник" и хрустальные вазы в серванте. Пропала, по словам Тамары Михайловны только резная шкатулка темного дерева, в которой супруги Брыкун хранили золотые украшения. На газовой плите стояла кастрюля с прокисшим супом, на кухонном столе стояли две чашки с прокисшим молоком. На отрывном календаре висел листок за тринадцатое июня. На полке кухонного буфета стояло две банки сгущенного молока и пакет гречневой крупы.

Опрос соседей ничего существенного не дал. Все пенсионеры в один голос заявляли, что были на летней площадке и ожидали раздачи продуктовых пакетов, которые им обещали две женщины из благотворительного фонда. Любовь Дмитриевна помнила все события позавчерашнего дня, однако, ничего подозрительного между десятью и двенадцатью часами дня она не заметила, так как провела это время на летней площадке за домом. Единственное, что ее насторожило, так это то, что сосед Иван Захарович не выходил из своей квартиры.

Капитан Муринец Евгений Васильевич в третий раз перечитывал заключение патологоанатомов о вскрытии тел гражданина Брыкуна Ивана Захаровича и гражданки Брыкун Тамары Михайловны. Никаких новых сведений к тем, что следствие установило при осмотре места происшествия, патологоанатомы не добавили. В это время к нему в кабинет зашел помощник дежурного по управлению и положил на стол оперативную сводку по городу, в которой красным карандашом начальника управления было обведено следующее сообщение: "Вчера обворована квартира пенсионера Котова В.П. Взяты видеомагнитофон, видеокамера и золотые украшения. Носильные вещи все целы. Всех жителей лестничной площадки заранее пригласили на этот день на площадку за домом, якобы на благотворительную раздачу продуктовых пайков" и сделана приписка: "Женя! Это твой случай." Да, это был его случай, и капитан Муринец поехал в управление милиции Железнодорожного района.

Квартирную кражу расследовал старый знакомый Муринца старший лейтенант Мовчун Григорий Иванович. Сопоставив данные обоих происшествий, следователи пришли к однозначным выводам. Убийство и кража - дело рук одной банды. Преступления тщательно готовились. Женщины, разносившие продуктовые пайки под видом сотрудников благотворительного фонда, на самом деле были наводчицами и высматривали клиентов побогаче. Поэтому и остановились на квартирах Брыкун и Котова. Там было что взять. Возможно, Ивана Захаровича Брыкуна убивать и не собирались. Просто он в это время оказался в квартире. То, что операция в разных районах планировалась на один и тот же день, наталкивало на мысль, что тут действовали заезжие гастролеры. Причем гастролеры из прилегающих к городу районов. Из-за ограбления двух квартир уважающий себя домушник далеко в чужой город не потянется.

Сегодняшние мальчишки разбираются в марках машин, тем более иностранных, гораздо лучше взрослых. Поэтому капитан Муринец сразу поверил, что автомобиль, стоящий в углу двора, на котором уехали двое мужчин и женщина, заходившие в дом в день убийства супругов Брыкун, именно "ОПЕЛЬ" и именно зеленого цвета. В тот же день они со старшим лейтенантом Мовчуном подготовили запрос в областное ГАИ о всех машинах зеленого цвета марки "ОПЕЛЬ", зарегистрированных в области. Еще через три дня на столе капитана лежал список из пятнадцати зеленых машин марки "ОПЕЛЬ", и фамилии их владельцев проживающих в пяти районах области.

Двоих мужчин никто, кроме мальчишек, не видел, а вот женщин, раздававших продукты, видели и запомнили многие. Поэтому капитан Муринец через областное управление внутренних дел запросил по районам фотографии жен владельцев зеленых машин марки "ОПЕЛЬ". Из районных управлений прислали только одиннадцать фотографий. Двое владельцев оказались неженатыми и еще трое со своими благоверными женами были в разводе. Увеличив в лаборатории фотографии до размера девять на двенадцать, капитан поехал к пенсионерам, которых посещали сотрудницы благотворительного общества.

Первой, к кому зашел следователь, была Тамара Михайловна. Она пригласила его за стол и приготовила традиционный чай с вишневым вареньем. Капитан разложил перед ней одиннадцать фотографий и спросил, знает ли она кого-либо из этих женщин, Из одиннадцати разложенных веером снимков, она решительно выдвинула фотографию, на которой была изображена женщина с белокурыми волосами. - "Вот эта женщина из благотворительного фонда. Она у меня еще чай пила с напарницей". На обратной стороне фотографии карандашом была сделана надпись: "Германчук Надежда Ивановна, проживает с мужем Германчуком Виктором Петровичем в районном центре Покровское".

Ранее судимый за убийство , Германчук Виктор Петрович жил с Надеждой Ивановной уже четыре года. За это время они рядом с домом родителей Нади построили просторный кирпичный дом и купили импортную машину. Их единственная дочь жила с бабушкой, так что в доме они проживали одни. Чету Германчуков можно было арестовывать, но неизвестными оставались другие соучастники дела. Дом и его обитателей взяли под наружное наблюдение.

Даже в большом городе наружное наблюдение очень хлопотное дело. В маленьком городке эта процедура хлопотнее вдвойне. Однако работники местного управления милиции с этой задачей справились блестяще. Уже через неделю капитан Муринец знал всех знакомых и родственников четы Германчуков, знал с кем они общаются в городе и за его приделами. Особенно капитана заинтересовала младшая сестра Надежды Ивановны Германчук, Балабан Зинаида Ивановна, которая жила в селе Новомихайловка в десяти километрах от города Покровское. Семейным бизнесом они занимались вначале втроем. Две сестры посещали квартиры пенсионеров в областном центре, готовя четкую наводку для основного исполнителя операции- Виктора Германчука. Посещая квартиры пенсионеров тот по мелочам не разменивался и брал только высоколиквидные товары: золото и иногда видеотехнику. Даже понравившиеся сувениры из чужих квартир он старался не брать. По своему старому опыту он знал, как подло может подвести чужая красивая вещица. Оставленная у себя дома. На дело в областной центр Германчук ездил на машине.

Муж Зинаиды Василий Балабан, звезд с неба не хватал, а посему работал в местном колхозе электриком на току, имея под своим началом ученика. Ученик попался смышленый и во многих вопросах электрики разбирался лучше учителя. Работы на току были сезонные и в межсезонье свободного времени у Балабана было много. Присмотревшись к своему родственнику. Германчук решил приспособить и его в семейное дело. Тем более что ходить по квартирам вдвоем гораздо удобнее, чем одному.

Тринадцатое июня для Василия Балабана было днем крещения. Он с Виктором шел на свое первое дело. По словам женщин, дело сулило большой навар, и Виктор настоял, чтобы с ними пошла и Зинаида. Василий довольно легко отжал фомкой входную дверь двадцать четвертой квартиры, и они вошли во внутрь. Но тут им не повезло. Хозяин квартиры оказался дома. Увидев троих незнакомых людей он хотел было закричать, но Василий ударил его несколько раз фомкой по голове. Старик закатил глаза и рухнул на пол. Женщина, лежащая в соседней комнате на кровати, пыталась что-то сказать, но не смогла. Напрягшись в последней конвульсии она нечленораздельно промычала и затихла. Когда грабители покидали квартиру, женщина была мертва.

Их судил городской суд областного центра. По совокупности статей маньяк Германчук Виктор Петрович был приговорен к высшей мере наказания с конфискацией имущества. Его подельника и родственника суд приговорил к двенадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием срока наказания в колонии строгого режима. Сестры Германчук Надежда Ивановна и Балабан Зинаида Ивановна были приговорены к восьми годам лишения свободы каждая, с конфискацией личного имущества.

 
« Пред.   След. »


Статистика

Rambler's Top100