Криминальная Россия
Главная arrow Убийства arrow Сгорел дом вместе с мужем
Сгорел дом вместе с мужем
08.01.2013 г.
Сожгли вместе с домомЕе бывший муж был избит настолько сильно, что узнать его было нельзя.

История, которую мы хотим рассказать вам, пока не типична для Украины. Но судя по тому, с какой скоростью растут цены на жилье и землю, можно сказать, что преступления «из-за надела земли» будут случаться все чаще. Ну а самое страшное, что от них не будет застрахован никто. Вам может показаться, что автор этой статьи сгущает краски, но давайте в начале вы прочитаете нижеследующий материал, а уже потом будете делать выводы.

На этой улице Анжела поселилась в конце шестидесятых - переехала к мужу. Как и сейчас, улица представляла из себя почти сплошную одноэтажную застройку - частный сектор. Только домов было больше, и износ у них был меньше. Но и тогда дому, в котором жила молодая семья Анжелы, было лет пятьдесят. Дом покупали родители мужа. Им понравилось высокое место у водоема. Во времена «победы социализма» и многоэтажной застройки городских микрорайонов трудно было представить, что островок ветхого частного сектора когда-нибудь станет таким востребованным и дорогим.

Жили в этом районе, во всяком случае в последние пятьдесят лет, не самые состоятельные горожане. Улицу при Советской власти все время планировали снести. Анжела помнит, как говорили об этом и в шестьдесят восьмом - шестьдесят девятом году. Тогда шло строительство техникума, и в его направлении делали насыпь и тянули коллектор. От строительных работ старые дома буквально сотрясались.

Одно время массовый снос улицы действительно начался. На памяти Анжелы случаи, когда за недостатком однокомнатных квартир абсолютно чужим людям предоставляли трехкомнатную квартиру на троих. И ведь соглашались, въезжали. Затем массовый снос прекратился, но время от времени дома все-таки сносили. Как водится, переезжали, бывало, быстрее не те, кто действительно в этом остро нуждался, а те, кто быстрее мог убедить начальство в необходимости срочного сноса.

Так наступили восьмидесятые. А разведенная уже с пьющим мужем Анжела, продолжала жить с двумя детьми в одном с ним разваливающемся доме. Однажды она, как обычно, сама взялась укреплять гвоздями отваливающиеся слои обоев. Их уже давно клеили друг на друга в надежде хоть как-то утеплить покосившийся холодный и сырой дом. Анжела стукнула молотком по гвоздю, и от удара несколько бревен стены дома просто выскочили наружу. Но так и жила бы Анжела с детьми в этой ветхой хижине с покосившимся полом, если бы не вмешался отец-фронтовик. В канун сорокалетия Победы пошла с ним Анжела к председателю горисполкома. Отец умел убедительно сказать, за что он кровь на фронте проливал. В конце разговора городской начальник обнадежил: «Сюда больше не ходите - ваш вопрос будет решен».

И действительно, спустя полгода Анжела уже жила в замечательной квартире, которую она получила из фонда сноса. Анжела к тому времени уже успела изучить на натяжные потолки цены, она всегда мечтала о таких безупречных потолках. Получил бы новую жилплощадь и ее муж, Кирилл, не случись одного эпизода. Тот самый председатель горисполкома как-то прибыл на улицу, где не так давно жила Анжела. Стал обходить дома. Зашел и во двор Анжелы и Кирилла. Увидел кучу досок у стены и говорит: «Что же ты хозяин о доме не заботишься. Мусор от дома убери». А Кирилл с похмелья возьми да огрызнись: «Тебе надо, вот ты и убирай!» Выйдя за ворота, градоначальник сказал своей свите, кивнув в сторону Анжелы: «Ей квартиру дадим, а этот пусть здесь остается».

Кирилл проживет в доме еще семнадцать лет. За это время на его улице чьи-то дома будут сносить. А в чьих-то заколоченных до того домах, наоборот, закипит жизнь - будто в ожидании сноса люди появятся. В третьесортное жилье несколько раз будут предлагать переехать и Кириллу. Но он не согласится. Между тем в новом генплане уже нет старой одноэтажной улицы. На ее месте - пешеходная торговая улица. А тут еще кадастровая, рыночная оценка стоимости земли подоспела. Заговорили о частной собственности на землю. Стало не только красиво, но в ближайшей перспективе очень дорого. Появились охотники купить у Кирилла дом. Дом, который сам по себе никакой ценности не представлял. Ценностью стала земля, на которой он стоял. Поговаривали, что уже сейчас она стоит десятки тысяч гривен. Кирилл рассказывал Анжеле, что ему угрожают, требуя продать дом. Несколько раз его били. Имея простодушный, мягкий характер, Кирилл выбрал тактику самозащиты. Покупателям он начал отвечать, что все вопросы о продаже дома решает только его жена, и что документы на дом находятся у нее.

Вскоре риэлтер впервые пришел к Анжеле домой. Он сказал: «Я навел о вас все справки. В доме, который мы хотим купить, прописан только ваш бывший муж. Сразу скажу - дом нас не интересует, нам нужно это место. Итак, сколько вы хотите?»

Не растерявшись, Анжела ответила: «Ничего подобного, там прописан еще и сын. А о деньгах речь даже не идет. Мне нужны две однокомнатные квартиры». Просчитав что-то в уме, риэлтер сказал: «Дороговато. Но ничего, вы ко мне еще сами придете». Оставил телефон и ушел.

С того момента не прошло и года, как Кирилла дом сгорел, точнее обгорел снаружи. Внутри дома был найден труп Кирилла. В рапорте пожарных говорилось о следах побоев на его лице. Но никакого расследования, насколько это известно Анжеле, начато не было. Ее бывший муж был избит настолько сильно, что узнать его было нельзя, как говорят двое жителей улицы, которые видели тогда тело.

При этом соседи утверждают, что в этот день Кирилл был трезвым. Он заходил к ним, сказал, что у него что-то не в порядке с дверью - не может попасть в дом, попросил топор. Через некоторое время топор принес. Пожар в доме, судя по всему, начался с резиновой шины, которая лежала на входной веранде. Там Кирилл никогда не курил. Сжечь дом злоумышленникам было не трудно. Если даже он и пытался выбраться из сильно задымленной во время пожара комнаты, то он не смог этого сделать - дверь из комнаты была заклинена, на окнах решетки. Как раз у окон его и нашли.

Когда на следующий день в погоревший дом вошла Анжела, она увидела, что исчезли два верхних ящика комода. Именно в них когда-то, до того как ее забрала Анжела, хранилась домовая книга.

После пожара к дому начали свозить какой-то строительный мусор, как будто к новому строительству кто-то готовился. Время от времени Анжела приезжала к погоревшему дому, чтобы проконтролировать ситуацию. Просила присмотреть и бывших соседей. Однажды соседи позвонили ей и сказали, что дома, того дома, в котором был прописан ее сын, уже нет. Сначала подъехал кран, рассказывают соседи, и растащил стены. Потом бульдозером стали сносить все остальное. Опешившая соседка спросила: «Кто это делает?» Ей в ответ прозвучало односложное: «Мы». Соседка упорствовала: «У этого дома есть хозяева. Кто вам дал право это делать?» Мужчина с непроницаемым лицом сказал: «Мы здесь новый дом будем строить».

Когда пришло время вступления в наследственные права, Анжела с доверенностью сына отправилась оформлять документы. В Управлении архитектуры поначалу, когда она сказала, что у нее сгорел в доме муж, и она пришла, чтобы узнать, какие надо собирать документы, отнеслись к ней учтиво. Но стоило ей назвать номер дома и улицу, как выражение лица и тон голоса человека, с которым она говорила. резко изменились - стали колючими и неприязненными: «А что, у вас и домовая книга есть?» «Нет». Видно было, что продолжать разговор с Анжелой собеседница не хочет. «Что же мне делать?» - спросила Анжела. «Читайте на доске объявлений. Там все написано!» - отрезала та.

Как полагается в таких случаях, Анжела отправилась за справкой в БТИ. «Кто у вас по этому адресу был?» - спросили ее. - «Муж». «А вы знаете, что там числится торговая фирма?» - услышала ошеломленная Анжела. Уже потом добрые люди научили Анжелу, что теперь она обязательно при оформлении наследственных документов должна настаивать на присвоении, подтверждении почтового адреса. Когда она пришла за этим в Управление архитектуры, ее вновь встретили вызывающе: «Во что же вы, в какое такое наследство вступать будете?» «Да в головешки!» - парировала Анжела.

Она понимает, что добиться подтверждения права на наследство дома ее детям удастся, возможно, только через суд и после того, как они что-либо построят на прежнем месте.

P.S. Мы специально не называли ни города, в котором это произошло, ни именно официальных лиц, от которых зависит исход этого дела, так как считаем, что вскоре подобные случаи будут происходить очень и очень часто. Так есть ли смысл выделать один из них?

 

 
« Пред.   След. »


Статистика

Rambler's Top100