Криминальная Россия
Главная arrow Убийства arrow Смертельный счет
Смертельный счет
24.11.2012 г.
foto526.jpgДалеко не у всех людей, связавших свою судьбу узами брака, совместная жизнь складывается легко и гладко. Иногда, так и не найдя взаимопонимания, и утеряв все, что их связывало, люди расходиться. Хорошо, если развод происходит по взаимному желанию обоих сторон. Хуже, если такое решение принимается в одностороннем порядке. Тогда, другая сторона чувствует себя обиженной и оскорбленной, ведь поступки, на которые может решиться человек, находящийся в таком состоянии, иногда приводят к трагичной развязке...

Осмотром места происшествия - разбойного нападения, закончившегося двойным убийством, руководил следователь прокуратуры Нимчук Валерий Сергеевич. По адресу, где произошло преступления, следователя, привезли из дома, где он уже успел сесть за праздничный стол (в тот день у его сына был день рождения). Но торжества по случаю совершеннолетия сына довелось отложить.

Когда Нимчук зашел в квартиру, там уже во всю работали члены оперативно-следственной группы районного управления милиции. Старший группы - следователь райотдела, доложил Нимчуку первые результаты осмотра. О совершенном преступлении в милицию сообщила Желудюк Мария Семеновна, проживавшая в этой квартире. Убитыми, а это был семилетний мальчик по имени Леонид и шестидесятипятилетняя женщина по имени Катерина Сергеевна, являлись соответственно ее сыном и матерью. Все они, а так же муж Марии Семеновной - Александр, проживали в этой квартире. На момент приезда Нимчука Александр Желудюк еще не успел вернуться с работы (раньше девяти часов вечера он возвращался очень редко).

Мария лежала на кровати спальни. Только что ей сделали успокоительный укол, и она, медленно погружалась в забытье. Следователь, понимая, что все равно сегодня разговаривать с ней бесполезно, разрешил врачам "скорой помощи" сделать несчастной женщине этот укол. Ее допрос отложили до завтрашнего дня. Пройдя по квартире Нимчук взялся за составление протокола.

Из протокола осмотра места происшествия: "Разбойное нападение произошло в двухкомнатной квартире, находящейся на улице Г-ва. Квартира находится на третьем этаже пятиэтажного жилого дома. Двери квартиры видимых повреждений не имеют. В комнатах квартиры наблюдается беспорядок - все вещи выброшены из шкафов и тумбочек. На полу зала квартиры головой к окну, лежит труп престарелой женщины. В двух метрах от него, ближе к входной двери комнаты, на кресле-кровати лежит труп мальчика".

От описания места происшествия Нимчука отвлек судмедэксперт. Он начал осматривать трупы, делая при этом замечания, которые следователь вносил в свой протокол. Судмедэкспрт отметил, что оба трупа были убиты одним и тем же способом - ударом ножа в живот. Кроме этого, на обоих трупах наблюдается еще несколько колото-резаных ранения. Так у престарелой женщины были видны раны на ладонях рук, а у мальчика наблюдались порезы на грудной клетке. Еще тогда судмедэксперт предположил, что престарелая женщина сопротивлялась, и пыталась выхватить нож у преступника.

Криминалисты, занимавшиеся поисками следов преступников, изъяли два десятка отпечатков рук. Сделав об этом пометку в протоколе осмотра, Немчук мало верил, что среди изъятых следов, обнаружатся следы известных милиции преступников. Он очень сомневался, что убийцы, которых когда-то дактелоскопировали в милиции, рискнут работать без перчаток.

К средине осмотра в квартиру зашел Александр Желудюк. Немного погодя, когда он пришел в себя, инспектор розыска начал его допрашивать. От Александра оперативник узнал историю его знакомства и совместной жизни с Марией. Оказалось, что вместе они живут совсем недавно - два месяца. Кроме того, интерес оперативника вызвал тот факт, что убитый мальчик не являлся родным ребенком Александра. Все это наталкивало инспектора на мысль о том, что Александр, по неизвестным пока причинам, мог являться организатором этого преступления.

Из протокола допроса свидетеля Александра Желудюка: "С Марией я познакомился пол года назад. В то время я состоял в браке со своей первой женой Людмилой. Времена наших хороших отношений с Людмилой, на момент знакомства с Марией, давно ушли в прошлое. Именно поэтому я начал серьезно ухаживать за Марией. От Людмилы я не скрывал своего желания развестись с ней и уйти жить к Марии. И хотя она была категорически против такого варианта, я подал заявление о разводе. Нас, так как я не имел никаких иммущественных претензий к Людмиле, развели на первом заседании суда. Через несколько дней после развода я переехал жить в квартиру Марии. В этой квартире, кроме Людмилы, проживали ее мама и ее шестилетний сын. Отношения в моей новой семье складывались ровно и спокойно. Я нашел взаимопонимание, что с ребенком, что со своей новой тещей. Кто мог убить Леню и Катерину Сергеевну, я не знаю и никого в этом не подозреваю".

Дальнейший осмотр выявил странную вещь - из квартиры практически ничего не пропало. В этом не было ничего странного. Кроме кухонных наборов столового серебра и ста гривен, лежавших в тумбочке, брать в квартире было не чего. Этот факт и натолкнул оперативного работника на мысль о том, что грабеж квартиры явился показным действом, имевшим целью скрыть истинную цель преступников - убить престарелую женщину и шестилетнего мальчика. А у кого, как ни у нового мужа Марии, могли быть на это веские причины. Придя к такому выводу, оперативный работник предложил Александру проехать с ним в отделение.

В отделении милиции, несмотря на отрицание Александром самой возможности его участия в убийстве, его обозначили как первого подозреваемого. Такой статус Александра не позволил ему вернуться домой ближайшие три дня, которые он провел в камере предварительного заключения.

Допросить Марию Желудюк следователю Нимчуку удалось только через три дня. До этого состояние ее здоровья делало допрос бессмысленной тратой времени (у Марии произошел сильный нервный срыв). Во врем допроса Марию очень взволновало то, что ее мужа подозревают в организации двойного убийства. Она заявила, что не верит в то, что Александр мог пойти на такой шаг. По ее словам он хорошо относился, и к теще, и к приемному сыну. Как и Александр, в совершении двойного убийства Мария никого не подозревала. После разговора с Марией Желудюк следователь дал указание выпустить Александра из камеры.

В течении следующих пяти дней следствие ни на шаг не продвинулось к раскрытию двойного убийства. Как и предполагал Немчук, все следы рук, изъятые криминалистами, принадлежали жителям квартиры. Оперативная работа, направленная на поиски украденного из квартиры набора столового серебра, ни к чему не привела. Никто из "источников" (осведомителей) не выяснил информации, касающейся украденных предметов...

Труп Людмилы Коновал, бывшей жены Александра Желудяка нашли в ее квартире. Так как это убийство произошло в то же районе, что и двойное убийство шестилетнего мальчика и его бабушки, осмотром места преступления опять руководил следователь Немчук. Как только он выяснил, кем является убитая женщина, он сразу вспомнил о нераскрытом двойном убийстве. Опытный следователь не верил в то, что эти два убийства, каким-то образом, не связаны друг с другом.

Людмила Коновал была убита тем же способом, который использовали убийцы шестилетнего мальчика и престарелой женщины. Причиной смерти Коновал были те же ножевые ранения в живот. Но на этот раз из квартиры убитой женщины пропали много ценных вещей. При помощи ее сестры - Ирины, оперативники составили целый список похищенного. Он включал в себя золотые цепочки, кольца, серьги, телевизор, видеомагнитофон, и многое другое. Сестру погибшей женщины допросили в качестве свидетеля. Ее показания стали для следователя и оперативников настоящей находкой.

Из протокола допроса свидетельницы Ирины Коновал: "Четыре дня назад Людмила пришла поздно вечером ко мне домой, и попросила разрешения остаться ночевать. Я видела, что она находиться в подавленном и нервном состоянии. На мои вопросы по поводу ее проблем, Людмила отвечала молчанием. Но потом, она рассказала мне о серьезной ситуации, в которую она попала. Оказалось, двое мужчин, одного из которых она называла "Глазом", требуют у нее пять тысяч долларов. В связи с чем они предъявили ей такие претензии, Людмила умолчала, но, как я поняла, у них были какие-то общие дела. Какие именно - не могу даже представить. Людмила работала в парикмахерской и никаким бизнесом не занималась. Мне кажется, что Людмила не до конца рассказал мне о своих проблемах. В завершение разговора она попросила у меня разрешения немного пожить в моей квартире. Я согласилась, и она должна была в день, когда ее убили, переехать жить ко мне."

Оперативнику, допрашивавшему Ирину Коновал кличка "Глаз" показалась знакомой. По приезду в управление милиции он сделал запрос в информационный центр. Ответ из информцентра пришел к вечеру того же дня. Он содержал перечень уголовников, имевших клички "Глаз". В списке было семь человек. Пробежавшись глазами по этому списку, оперативник сразу заметил знакомую фамилию. Об этом от сообщил следователю Нимчуку.

Речь шла о Глазюке Иване Трофимовиче, который неоднократно привлекался к ответственности по различным статьям УК. Глазюк, он же Глаз проживал совсем недалеко от места жительства убитой Коновал. Совсем недавно он "откинулся" после очередного срока, но в поле зрения милиции пока не попадал. Но преступники совершенствуются и сопоставив все имеющиеся у него факты, Нимчук приказал оперативным работникам выехать на квартиру Глаза.

Около одиннадцати часов вечера того же дня оперативная группа подошла к двери квартиры Глазюка. Из-за нее слышались пьяные голоса и громкая музыка. Дверь открыл хозяин квартиры. Его затуманенное алкоголем сознание так и не позволило ему понять, что за гости к нему пришли. А "гости", в его квартире нашли вещи, ранее принадлежавшие убитой Коновал. Изъяв вещественные доказательства, оперативники доставили Глаза и его собутыльника в управление милиции.

Следующим утром Немчук начал допрашивать Глазюка. Понимая, что отпираться бесполезно (изъятые с его квартиры «вещьдоки» ярко свидетельствовали о причастности Глазюка к убийству), Глазюк откровенно ответил на все вопросы следователя. Из чистосердечного признания Глазюка: "Примерно месяц назад, через свою знакомую по фамилии Шевлакова, я познакомился с одной разбитной женщиной. Ее звали Коновал Людмила. После знакомства я пригласил ее к себе домой, где мы отметили нашу встречу. Однажды, приблизительно три недели назад, она рассказала мне о своем бывшем муже - Александре. Она говорила о том, что он ее бросил, и, сейчас, проживает в квартире новой жены. Людмила рассказал мне и Лапе, что эта квартира хорошо запакована, и у новой жены Александра водятся большие деньги. Вот тогда-то мы с Лапой и решили выставить эту хату. От Людмилы мы узнали о том, что днем, в квартире никого не бывает - все на работе, а мальчонка в садике. Зная это, мы пошли на дело примерно в три часа дня. Но, открыв двери хаты отмычкой, мы в коридоре столкнулись с бабулей, которая почему-то оказалась дома. Кроме нее дома оказался и мальчонка. Они подняли крик, и нам с Лапой пришлось их порезать ножами. Прошерстив квартиру мы не нашли ничего ценного, кроме ста гривен и серебреных вилок. Их-то мы и забрали с собой".

Далее Глазюк рассказывал о том, что они с Лапой (Лапиным Игорем Петровичем) "наехали" на Людмилу Коновал. Двое уголовников, угрожая женщине расправой, требовали компенсации за "гнилую тему" (неправильную наводку на квартиру). Уголовники выставили ей счет - пять тысяч долларов. В такую сумму они оценили убийство двух человек. После того, как Людмила, в назначенный день не принесла ей деньги, они решили поквитаться с ней. Глаз и Лапа застали Людмилу дома случайно. Она, боясь мести уголовников, решила переехать жить к сестре, и зашла домой собрать необходимые вещи. Смертельные удары в живот женщины наносил Глазюк.

В день, когда Глазюк и Лапин совершили двойное убийство шестилетний Леня и его бабушка дома оказались случайно. В то утро у Лени повысилась температура, и мама оставила его дома с бабушкой, которая отпросилась с работы.

 
« Пред.   След. »


Статистика

Rambler's Top100