Криминальная Россия
Главная arrow Убийства arrow Убийство в пьяной драке
Убийство в пьяной драке
08.01.2016 г.
Убийство в пьяной драке
Ужасная находка была обнаружена работниками мусороуборочной машины, когда они очищали помойные баки. Один из баков был неудачно захвачен, и когда машина перевернула его, часть мусора просыпалось мимо. Его хотели забросить в машину лопатой, как вдруг развалился газетный сверток, и внутри него оказалась голень человеческой ноги.

О находке немедленно оповестили милицию, и уборку мусора приостановили. Оперативникам в этот день досталась не слишком-то приятная работа - обыскать все помойки и мусорные свалки района и найти остальные части трупа.

Однако через несколько часов работа была завершена, и за дело взялись эксперты патологоанатомы. Они установили, что погибшим был мужчина сорока - сорока пяти лет, вероятно - алкоголик с большим стажем. К моменту смерти он тоже был в состоянии опьянения.

На теле обнаружено более десятка колотых и резаных ран, нанесенных ножом с длинным и узким лезвием, так называемым хозяйственным ножом. Смерть наступила в результате повреждения сердца и других внутренних органов, приблизительно, за четверо суток до того, как останки были обнаружены.

Расчленение тела было произведено спустя двое-трое суток с момента смерти, а до этого тело сохранялось при обычных условиях, то есть, не было заморожено, как это иногда случается, и не находилось вблизи источников обогрева. Подобные данные иногда необходимы, чтобы выяснить, где именно произошло преступление, но в данном случае, скорее всего, труп хранился в обычном закрытом помещении, где его не мог заметить случайный свидетель - в квартире, гараже, подвале, на чердаке.

Расчленение было совершено неумело, по всей вероятности, тем же ножом, что и убийство. Преступник не был знаком с анатомией, значит, не мог быть ни врачом, ни мясником.

Места обнаружения частей тела были нанесены на карту района. Они составляли приблизительно правильную окружность, поэтому логичным было предположить, что преступление было совершено в одном из жилых домов, находящихся как бы в центре этой окружности. Преступник постепенно выносил части тела из дома, в разных направлениях, и выбрасывал их на близлежащих помойках.

Работа по выяснению личности убитого была довольно трудной. Лицо трупа было обезображено, однако на кисти руки была татуировка с инициалами В.И.С. Одежду убитого обнаружить не удалось, вероятно, на нее просто не обратили внимания в груде другого мусора, когда искали останки.

Дело в том, что заявления об исчезновении людей этого контингента - бомжей, опустившихся алкоголиков, бродяг, - поступают в милицию крайне редко. Даже в том случае, если у погибшего есть семья, беспокоиться о нем начинают поздно, спустя неделю - две после его исчезновения.

Были проверены все заявления, поступившие на этот момент по всему городу, и хотя среди пропавших было двое мужчин с инициалами В.И.С., по возрасту и внешним данным они не соответствовали найденному трупу.

В этом случае милиции, можно сказать, повезло. Погибший не был бомжем, вел более-менее активный образ жизни и даже имел работу. Через десять дней после обнаружения трупа в милицию пришла пожилая женщина и поинтересовалась, не может ли милиция разыскать слесаря, который работает у них в ЖЭКе.

Слесарь, Мандрыков Б.Н., пропал в день, когда получил очередную зарплату. Это никого не удивило, поскольку обычно за получением зарплаты у Мандрыкова сразу же следовал запой, продолжавшийся до недели, но после этого он всегда возвращался на работу.

В этот же раз, прождав почти две недели, руководство ЖЭКа забеспокоилось. На звонки в квартиру Мандрыкова никто не отвечал, и одна из сотрудниц была откомандирована в милицию.

Описание пропавшего Мандрыкова соответствовало найденному трупу, а когда женщина упомянула об инициалах В.И.С., вытатуированных на его кисти, как объяснял Мандрыков, принадлежавших его первой школьной любви, - сомнений в личности погибшего не осталось, хотя женщине все же пришлось пройти через процедуру опознания тела.

Теперь оставалось определить мотив убийства и самого убийцу. Близких родственников у Мандрыкова не осталось, завещания он не писал, так что главная ценность, которой он владел, квартира, возвращалась государству.

В день гибели Мандрыков получил зарплату, но если целью убийства было ограбление, преступник не стал бы обставлять его такими сложностями, как сначала сокрытие, а потом расчленение трупа. Подобные нападения чаще всего происходят на улице - убийца наносит жертве раны, забирает деньги и моментально скрывается с места преступления, оставляя труп.

Исключения происходят только в том случае, если преступник и жертва знакомы заранее.

Опросив работников ЖЭКа, следствие выяснило круг близких знакомых Мандрыкова. Оказалось, то в свои запои после получения зарплаты он всегда уходил с двумя дружками, Селивановым М. и Кутейко А. Кстати, оба они жили в домах, где предположительно и произошло убийство.

Оба подозреваемых были задержаны и допрошены.

Селиванов работал вахтером в охраняемом подъезде, и к моменту задержания был трезв, в то время как Кутейко оказался в состоянии глубокого опьянения у себя дома. Его доставили в отделение на милицейской машине и сгрузили в камеру предварительного заключения, и за все это время он даже не проснулся.

Зато Селиванов вел себя крайне нервно и подозрительно. На вопрос, когда он видел Мандрыкова в последний раз, заявил, что "не якшается с подобной пьянью", а если и встречался с ним несколько раз, то только когда искал слесаря по просьбе жильцов его подъезда, то есть, по служебным обязанностям.

К счастью, нашлось слишком много свидетелей, опровергающих его показания. По их показаниям, Селиванова видели вместе с Мандрыковым неоднократно, причем в большинстве случаев оба были совершенно пьяны.

Более того, в день убийства Мандрыкова и в трое последующих суток Селиванов не выходил на работу, хотя должен был дежурить через день. Соседи же Селиванова по этажу утверждали, что дома у него была пьянка, и хотя они не видели, кто именно входил к нему в квартиру, отчетливо слышали песни, распеваемые несколькими голосами, а также шум падающей мебели и драку. Затем, будто бы, наступило затишье, но через несколько часов песни начались по новому кругу.

В квартире Селиванова был произведен обыск, и эксперты обнаружили следы крови, впитавшейся в деревянный пол на кухне. В квартире стоял запах разложения, вьевшийся в обои и мягкую мебель настолько прочно, что хозяину не удалось ни вытравить его, ни заглушить даже с помощью одеколона.

Поняв, что его загнали в угол, Селиванов резко изменил показания. Он заявил, что хочет признаться во всем совершенном, если за это ему будет уменьшена мера наказания.

По утверждению Селиванова, убийство совершил не он. Его была только квартира, где все это произошло. В тот самый день к нему пришел Мандрыков, уже навеселе и с несколькими бутылками, рассованными по карманам, в сопровождении Кутейко. Сказал, что зовет его выпить.

Однако Селиванов боялся оставить свой пост - в этот день он только заступил на дежурство - и предложил подняться к себе домой, на второй этаж этого же подъезда. Оттуда он сможет время от времени возвращаться на свой пост, чтобы его не обвинили в очередном прогуле. Его приятелям было все равно, где пить, и они согласились.

Когда была распита первая бутылка, между Кутейко и Мандрыковым завязался спор о политике. Селиванов объяснил, что такое было не редкостью, и несколько раз дело доходило до потасовок, но ему всегда удавалось разнять дерущихся, и пьянка продолжалась. Но в этот раз оба разошлись не на шутку.

Они сцепились, опрокидывая мебель. Мандрыков, более рослый и сильный, в конце концов ударил Кутейко так, что тот упал на пол и, вероятно, потерял сознание. После этого он вернулся за стол и они вдвоем с Селивановым открыли следующую бутылку и выпили.

"Я не помню, как это произошло, не видел. Мы сидели спиной к Кутейко, и не заметили, как он поднялся. Я помню уже тот момент, когда он вдруг появился перед Мандрыковым и стал быстро-быстро втыкать мой кухонный нож ему в грудь."

Испуганный Селиванов подскочил, но было уже поздно. Они оттащили труп Мандрыкова от стола и снова выпили, решая, что им делать дальше. Пили, пока водка не кончилась, тогда они обыскали карманы Мандрыкова, вынули оставшиеся деньги и сбегали за добавкой спиртного.

Пьянка продолжалась три дня и завершилась только когда кончились деньги. Проспавшись, приятели стали решать, что же делать с трупом, хранить который в квартире было уже невозможно - он начал издавать сильный запах.

Вдвоем с Кутейко занеся труп в ванну, Селиванов принялся разрезать тело на куски, а Кутейко тем временем паковал их в газеты и выносил на окрестные помойки, благо, была ночь и никто не обратил внимания на человека с отвратительно пахнущими свертками в руках.

Одежду Мандрыкова вместе со своей собственной, в которой Кутейко совершал убийство, а Селиванов - расчленение, приятели сожгли на пустыре за домом. Они были уверены, что части трупа не обнаружат и увезут на свалку, а если что-нибудь случайно и найдут, то опознать в нем Мандрыкова никто не сможет.

Признание было сделано и подписано Селивановым до того, как в камере пришел в себя Кутейко. Существовала возможность, что он переложил вину за убийство с себя на своего собутыльника, и для точного установления меры его причастности к преступлению пришлось ждать, пока проспится второй его участник.

Очнувшись в камере, Кутейко первым делом бросился к решетке и закричал "Это не я, я ни в чем не виноват!" Но когда его привели к следователю и ознакомили с признанием Селиванова, съежился и полностью подтвердил его слова, объяснив, что "от водки был не в себе", и его не должны судить как "настоящего" убийцу.

Однако суд не посчитался с подобным объяснением, и Кутейко, так же как Селиванов, приговорен к наибольшему сроку заключения, предусматриваемому уголовным кодексом Украины.

 
« Пред.   След. »


Статистика

Rambler's Top100